ПАВ (pantv) wrote,
ПАВ
pantv

Category:

Как я был "оккупантом" Литвы



После службы в Заполярье (поселок Алакуртти) меня перевели в Литовскую ССР.
Случилось это, как раз перед известными литовскими событиями по их самоопределению. Именно эти события и послужили началом развала СССР, были, так сказать "первой ласточкой". Руководство СССР хоть и перестроилось, настроения понимало и поэтому усиливало воинские части в столице Литвы городе Вильнюсе. Сначала меня перевели из артполка в артиллерийский дивизион мотострелкового полка (можно сказать понижение в проф. росте) и вместе с ним вывели в город Вильнюс, в их знаменитый "Северный городок" 107-й мотострелковой дивизии Прибалтийского военного округа. Дивизия была отдельной, организационно никуда не входила и подчинялась непосредственно командующему Прибалтийским военным округом. Командовал дивизией генерал-майор Усхопчик.



Я туда прибыл еще СОБом. Обещали должность комбата, но не нашли, а если точнее - обманули. В результате комбатом я стал лишь через год, в танковом полку (артиллерийский дивизион 2С1).

Приехал я на новое место службы без жены (как и все остальные). Офицеров расселили в казарме автомобильного батальона, которая была переоборудована в общежитие. В комнате, кроме меня, жило ещё с десяток, таких же молодых и не очень офицеров. Спали все словно солдаты в казарме, на рядом стоящих кроватях, но в один ярус, солдаты спали в два.

Затемофицеры стали захватывать разные близлежащие помещения (подходила любая комнатка где можно уединиться) и стали привозить жен. Так поступил и я, найдя какую-то конуру в солдатском клубе.

В Вильнюсе моей жене Ане очень даже понравилось. Во-первых, Ленинград рядом – ночь в поезде, и у меня... а во-вторых, всё-таки город большой, по тем временам почти Европа, с традициями и культурой.



Все бытовые неудобства были на максимуме, потому что местный мотострелковый полк решили развернуть практически по полному штату. Состав был странный - где густо, где пусто. Возможно потому, что жить реально было негде. Комнат в нашей "общаге" было около двадцати. Для полной звукоизоляции, отделяла их друг от друга двойная фанерная перегородка.

Женам разместиться было абсолютно негде. Самые первые из переселенцев, с ходу заняли учебные классы, коптерки, фотолаборатории и прочие не нужные и простаивающие объекты. В них поселили семьи тех, чьим женам и детям деваться было некуда. В штабах жили и работали. В них слышался детский плач, а в коридорах висели видавшие виды пеленки. Когда в танковый полк, с академии прибыл новый командир полка, он вместе с семьёй жил в своём кабинете, и вместо бани, мылся в солдатском туалете. У писсуаров. Горячей водой – её заблаговременно кипятил дневальный. Там же мылась и его жена и дети, охраняемая им самим.

Наличие жен начальство не приветствовало и всячески вытесняло уже приехавших. Свою нетерпимую позицию объясняло сложной обстановкой. Обстановка действительно накалялась. В городе случались драки. Националисты на дверях городских квартир писали угрозы, мелом ставили крестики на дверях городских квартир где жили офицеры, били стекла. Но интеллигентно, днем, пока никого из мужчин нет. Сначала постучат палками по окнам, мол отойдите, а то зашибем, а потом уже били. Вскоре это прекратилось. Какой-то офицер оказался в это время дома, да еще с табельным оружием и выстрелил пару раз в воздух.

К счастью, на большее у литовских ультрас пороху в штанах не хватало. В основном на слуху был "Саюдис". Случалось, солдат и офицеров избивали или резали, но это всё в основном по причинам бытовым, где-то в ресторане и из-за святого (женщин), либо по пьяной глупости самих пострадавших.

Солдаты прибывали со всех мест нашей необъятной Родины и, ясное дело, мягко говоря, не отличались "высоким" отношением к дисциплине (какой дурак отправит хорошего солдата, когда есть шанс избавиться от урода и разгильдяя). Когда их набилось в казармах критическое количество, они стали биться за территорию и "место под солнцем". Обезьянник в казарме был конкретный.

Офицерам приходилось постоянно кого-то постоянно разнимать, успокаивать и даже бить в воспитательных целях. По другому не понимали. Боевая подготовка практически отсутствовала. На полигон выезжали редко, опять же дабы не нагнетать обстановку и потому что часть контингента попросту разбежалась бы по лесам и полям. С проблемой повышения дисциплины пытались бороться и мирными способами – словом, нарядами, гауптвахтой... Методы кнута и пряника применяли все – младшие офицеры, старшие офицеры, представители вышестоящих штабов, разнообразные проверяющие… даже результат был… но отрицательный.

В пехоте (там собрался самый эксклюзивный контингент чурбанов и сочувствующих) ночью в казарму входить было опасно, а первое время, на зарядку солдат поднимали, вообще бросаясь в них табуретками. Только через пол года упорного насилия удалось создать что-то похожее на армию и началась боевая подготовка в полной мере с учениями и т.п.

Помнится командировали меня временно на должность командира взвода в местную "учебку" которая была прямо на территории "Северного городка". Пришел вечером в казарму. Вечерняя проверка, отбой, все сразу же легли спать... тишина. Что-то тут не так, думаю. Заходит ко мне в канцелярию армянин, зам командира моего взвода, докладывает что сержантский состав собран, мол для разврата знакомства. Нифигассе думаю, интересно. Заводит меня в коптерку. А там три стола сдвинуты, накрыты белыми солдатскими простынями I категории (т.е. ни разу не стиранными) а на столах жаренная картошка, шашлыки, армянский коньяк, рюмки, ножи, вилки... у меня на свадьбе было хуже. И сержанты-дембеля стоят вдоль столов )))) мол народ для разврата собран! )))) я аж не выдержал и расцвел. Потом говорю им уже серьезно, мол молодцы ребята, но весь коньяк собрать ко мне в канцелярию и если будете хорошо себя вести, выдам его вам на поезд, через пару месяцев (когда домой поедете) Потом дал им съесть картошку и по кроватям. Те давай объяснять, что до меня был целый капитан, который с ними вместе и водку пил и им доверял и они все сами проводили без него и у них был лучший взвод и т.п. )))) но с солдатами-срочниками я так ни разу и не пил за всю свою службу, даже с дембелями и символически )))

В целом, потом с ними сработался. Разгильдяи, но дело свое знали. А было в нашей развернутой дивизии всякое. Такого бардака на моей памяти нигде больше не было, даже в ссыльном Сковородино на Дальнем востоке ))) А все потому, что солдат к нам отправили дослуживать со всех округов СССР. Хорошего зачем посылать, вот всех разгильдяев и прислали. Славяне были в большом дефиците. В основном средняя Азия и Кавказ. Чечены и даги были особенно матерые, некоторые вообще по-русски с трудом разговаривали. И постоянно целые колонии по принципу землячества образовывались. Была целая наука назначения сержантов - лучше всего по принципу национальности, иначе сержанты только развалят все. Нужно было определить основную национальность подразделения, выявить теневых лидеров, как правило самых разгильдяев. И потихоньку внушить им что быть хорошим воином лучше и выгоднее, чем разгильдяем... )))) мол и проще и почетнее и маме письмо напишем (иногда сильно помогало) мол гордимся сыном и его службой и наряды сам выбирать будешь и т.п. получалось редко, но если теневые лидеры становились сержантами, это уже половина успеха. Они подминали и остальных.

Служба занимала все время от и до. Первое время постоянно был на зарядках, отбоях, надо было солдат в чувство привести. Потом караулы пошли, учения начались.

Питались в офицерских столовых, за питание с зарплаты удерживали деньги автоматом. Хочешь ешь, хочешь не ешь.

Помню еще с самоволками сурово боролись. Патрули, засады и т.п. Самоволки - вообще бич был ночного времени, город ведь за забором - девочки, рестораны. Часть в самом центре города стояла. Ничего, справились. Девочки, кстати сами через заборы перелезали "на ура". Приключения искать на попки.

Была даже попытка группового изнасилования. Солдаты "кавказской" национальности, возвращаясь с наряда по столовой, встретили одиноко прогуливающуюся жену молодого лейтенанта. Они попытались её уговорить пойти с ними… но не смогли. Тогда они решили ей помочь… преодолеть женскую скромность. Заткнули её рот, подняли и понесли.

Повезло, что шум и возню заметил дежурный. Он догнал процессию и попытался задержать воинов. Когда на него попёрло несколько пьяных солдат, он выстрелил в воздух. Джигиты, не готовые к подобному повороту, пленницу уронили и разбежались. Всё могло очень плохо кончиться.



Жена и ко мне приезжала, но потом уезжала. Потом я стал командиром батареи танкового полка. Там было проще. Новая техника, 2С1 ("Гвоздика"), комплексы машин управления ("Капустник").

Мне выделили комнату в студенческом общежитии Дома профсоюзов (по соседству с девушками-студентками)! Два этажа студенток и один этаж офицерского общежития.

Небольшая комнатка около 15 кв м. Шкаф, две сдвинутые кровати, стол, своя раковина. Туалет был общий и душевые были общие. Пока дни мылись, другие ждали под дверью. Жена была в шоке и стала приезжать чаще. Несколько семей тогда распалось.

Дом Профсоюзов (мы так называли это место) - это самый центр Вильнюса, до Дома правительство оттуда было пешком 10 минут. Ходили на службу с табельным оружием, но в гражданской одежде.

Начальником артиллерии дивизии стал полковник Масхадов (будущий президент Чечни). Я его хорошо знал и даже вместе с ним спиртное пил неоднократно за одним столом.

Служба с будущим президентом Чечни
Как я был оккупантом. Часть 2. Вспоминая Литву

Tags: Литва, мемуары, рассказы
Subscribe
Buy for 40 tokens
По меньшей мере 18 человек погибли при обрушении зданий во время землетрясения на востоке Турции. Землетрясение имело магнитуду 6,8. Толчки ощущались в соседних Сирии, Ливане и Иране. В район бедствия направляется 400 поисково-спасательных групп с палатками и кроватями для пострадавших.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments