ПАВ (pantv) wrote,
ПАВ
pantv

Categories:

Мемуары про ЛВАКУ. 1 курс военного училища

Дурак учится на своих ошибках, умный на чужих…
Выходит, что умные учатся у дураков?!
В этой и последующих «главах» многое писалось для чтива конкретным «посвященным» людям,
поэтому некоторые моменты покажутся растянутыми, некоторые, возможно окажутся не очень понятны. Попытка адаптации текста была, но... возможно, не совсем удачная.


ЛВАКУ имени Красного Октября

ЛАУ - Ленинградское высшее артиллерийское командное училище имени «Красного Октября». Оно старейшее из артиллерийских училищ СССР и с самыми богатыми артиллерийскими традициями. Первое название - Константиновское. Увы, его уже нет. Сначала на его базе появился Ракетно-артиллерийский кадетский корпус, но затем свернули и его.

ЛВАКУ

Подробный пост об истории "Константиновского училища" или история ЛВАКУ имени Красного Октября

Ниже на фото - КМБ (Курс молодого бойцы). 2 взвод 2 батареи 1983г. Внизу сидит руководство училища. Четвертый слева Герой Советского Союза генерал-майор артиллерии Клочков Иван Фролович. Солдаты его взвода установили флаг на Рейхстаге. Он у нас был заместителем начальника училища. Рядом с ним генерал-майор Близнюков Александр Константинович - начальник училища 1983 - 1985 гг. Затем он ушел в артиллерийскую Академию - стал начальником факультета заочного обучения ВАОЛКА им. М.И. Калинина (мне кажется это понижение в должности). Кажется в училище утонуло несколько курсантов, но могу ошибаться.  Во втором ряду среди курсантов сидят командир взвода (слева) капитан Яковлев (прозвище Нониус) и командир 2 батареи капитан Ципцура (прозвище Ципа) .



Меня на фото нет, т.к. суворовцы на КМБ не привлекались, в это время мы были в отпуске. К моему удивлению, в отличие от Уссурийской кадетки, дедовщины в ЛАУ не было. Единственное, в чем она проявлялась, так это в очередности захода в столовую – старшекурсники имели преимущественное право войти первыми. Конечно, некоторые индивидуумы по башке от старшекурсников получали, но, по моему разумению, почти всегда за дело.

Меня лично подобные проблемы обошли стороной, хотя, возможно просто сам не нарывался. В ЛАУ я пришел не желторотым абитуриентом, а прожженным уссурийским тигренком. По сравнению с бывшими школьниками я многое знал, умел и предпочитал общаться с себе подобными – выпускниками других кадетских училищ.

В батарее, конкуренцию за лидерство кадетам составляли бывшие солдаты прибывшие поступать с войск. Они были старше, но, как ни странно, некоторые немного слабее физически и значительно мозгами. Причем - в подавляющем большинстве.

Первый мой комбат командовал нами около недели, а затем оперативно убыл выполнять интернациональный долг в Афганистан. Весть о его смерти пришла через месяц. Он погиб в ходе корректировки огня, чуть ли не в первом бою. Снайпер... светлая память. Ниже фото после принятия присяги. Я во втором ряду пятый справа.

22 взвод ЛВАКУ после принятия присяги

Новый командир батареи сразу собрал бывших кадетов и солдат в канцелярии и принялся распределять сержантские должности. Все остальные курсанты были на КМБ (курсе молодого бойца). Нас (уже успевших вкусить армейского быта) к КМБ не привлекали. Сначала он предлагал сержантские должности сам, затем уговаривал… потом назначал. Так я стал каптером. Должность была не сержантская, но одна из самых ответственных и хлопотных в батареи.

Задача была поставлена одна – навести в каптерке уставной порядок и не допустить утечки имущества. Каптёрил я вместе с Ромой Серых. Должность была блатная и позволяла находиться в глубоком отрыве от основной массы, – пропускать наряды, самостоятельную подготовку, и т.п. Как ни странно, (даже для меня самого), учился я не дурно. Даже по английскому были четверки.

Вечерами мы пили чай, ложились спать намного позже официального отбоя, нередко прятались в каптерку от зарядки и самоподготовки – шланговали, короче. Суровые времена наступали в банные дни и пред выходными. Считали и выдавали бельё, форму и т.п.

Имущество батареи мы не только сохранили, но и приумножили. Для этого мы научились при сдаче белья быстро и методически громко считать вслух: "Раз, два, три, пять, шесть, восемь, девять, десять, одиннадцать, тринадцать, и т.п.".

ЛВАКУ имени Красного Октября

Иногда нужно было готовиться к смотрам хозяйственного инвентаря. В это сложное время мы уходили в увольнение на ночь и к утру собирали по подвалам и подсобкам дворников вполне внушительный арсенал снежных лопат, металлических скребков и ломов. Всё это оперативно красилось и достойно представляло нашу батарею на училищном смотре "хозяйственного инвентаря".

Однажды зимой кто-то поджёг училищные "холодные каптерки". Наша тоже сгорела. У нас там ничего не хранилось, но нам удалось списать на пожар половину имеющегося в батареи имущества, а главное, основную головную боль комбата – все ранее утерянные или поломанные лыжи и подавляющее большинство оставшихся в живых целых. Комбат был очень доволен.

А еще у нас была Луга - бич курсанткой жизни. Комары, мошка, учения и мучения... и т.п. Если бы Луга была только дождливым летом - пол беды. Но она была и зимой и дождливой осенью и дождливой весной...





А когда учения заканчивались, я возвращался в коптерку с превеликим удовольствием ))) там можно было немного побыть одному, помечтать о будущем, спокойно написать письмо или послушать музыку.

Как ни странно, учиться мне нравилось. Я любил артиллерию, технику, тактику, с удовольствием стрелял на ВАП (винтовочный артиллерийский полигон). Первый курс в основном налегали на высшую математику, английский и прочие предметы. "Специальные" обещали позже. Было ощущение, что все это высшематематическое и сопроматическое в ходе службы не пригодится (правильное ощущение, должен признать). Кстати. по Сопромату у меня было отлично. Я так наслушался о сложности этого предмета, что сразу очень внимательно к нему отнесся и легко решал даже сложные задачи. Сейчас все как-то из памяти ушло.



Скоро мы в корягу обленились, заматерели, а я даже завел подружку, которая жила недалеко от бани – это позволяло в банные дни к ней забегать… на чай. Правда, к приходу её мамы с работы, меня выставляли за дверь. Но это мелочь, к счастью, ночные смены у мамы тоже случались. После нескольких месяцев знакомства, устав от дерготни, я сказал своей подруге, что готов познакомиться с её мамой. Она оценивающее взглянула на меня и заколебалась. Было обидно. Я понял, что маму скорее всего не впечатлю, и прямо спросил, кого же хочет видеть маменька рядом с дочерью?! Она с вызовом ответила, - "ПрЫнца на белом коне" ))))

Я легко догадался, что коня у меня нет и из вредности уточнил, кто принципиальней - принц или белый конь? В результате мы поругались. Мне не хотелось расставаться. Во-первых, девушка жила рядом с баней. Во-вторых, она была девушкой и у неё можно было ночевать ))) В третьих, она обладала поразительным складом ума (который явно обокрали) - в ходе наших бесед, она легко признала, что мужская логика логичнее женской, что не мешает женской логике всегда брать над мужской верх. Дискутировать с ней и разбираться закоулках её мыслей было одно удовольствие. Сейчас (под грузом прожитых лет) я признаю, что она во всем была права...



Французы говорят: «Если мужчина не прав, он должен извиниться». Через несколько дней, я сломил свою гордость, заявился к ней и попытался загладить вину. Извинился. Но, как обычно не удержался и съязвил, – пообещал серьёзно подумать на счет коня. Если это важно – белого. Слово за слово... и мы опять поругались. Тогда казалось не на долго, но как показало время, окончательно и больше не виделись. Свою отрицательную роль сыграл и двухнедельный выезд на полигон. По возвращению, мне сообщили, что никто на КПП меня не спрашивал и тайная надежда умерла окончательно...

Повода таскать бельё в баню больше не было, а от работы в каптерке не осталось никакого полета души, один напряг. Я стал серьёзно задумываться над своими перспективами. Через неделю понял, что нужно сделать выбор – либо учиться, либо каптёрить. Выбрал учебу и ушел во взвод. Как многие считали - ошибочно.

ЛВАКУ

В целом, на первом курсе случалось неимоверное множество смешных, чаще одновременно и травмоопасных случаев. Такие случаи случаются наверное с каждым курсом )))) и их рассказывают постоянно, случалось подобное и у нас.

    
Фото училища сделаны примерно в 2000 году.

Зимой, дневальный сдавал наряд. Наряд не принимали из-за засоренного "унитаза". Конструкция "унитаза" отличалась простотой и гениальностью. Это была металлическая дырка в полу, каким-то расточителем, для эстетики, покрытая белой эмалью. Эмаль от частых уборок частично стерлась и представляла собой маленькие белые островки на менее загрязняемых посетителями участках. Издалека вся конструкция походила на свернувшегося калачиком и заснувшего вечным сном долматинца.

Дневальный хотел пробить очко шваброй, но её забрали для уборки в расположении. Тогда он проявил солдатскую смекалку (нас так учили) взял лом и стал пробивать очко ломом. Пробил. Но вместе с жидкостью в черную бездну канализации ушел и лом. К счастью не на совсем. Его скоро принесли с первого этажа. Затем все бегали смотреть на тех, кто в это время находился в туалете на первом этаже. Один из бедолаг, как-то изловчился и, несмотря на мгновенно забрызганное "жидкостью" туловище, умудрился увернуться от падающего лома. Наряд сдавали долго. Весело было не всем...



Текст был написан примерно в 1990 году. Продолжение под ссылкой ниже, все записи - Мемуары об учебе в ЛВАКУ

ЛАУ. Первый курс. Первый день отпуска
Tags: ЛВАКУ, армия, житиЕ моЕ, мемуары, рассказы
Subscribe
promo pantv march 8, 2015 20:32 6
Buy for 30 tokens
Добро пожаловать! Мое ПРОМО стоит всего 30 жетонов + всегда стараюсь зайти и написать коммент человеку взявшему мое промо. Некоторые мои избранные посты...
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →