ПАВ (pantv) wrote,
ПАВ
pantv

Санкт-Петербург глазами иностранцев


Интересно ли Вам мнение знаменитых иностранцев прошлого о Петербурге?
Суровая красота "северной столицы" не оставляла равнодушными европейских путешественников, хотя бы ненадолго оказавшихся на берегах Невы. Многие из них в своих мемуарах, записках и книгах уделили немало внимания этому необыкновенному городу. Ниже привожу сведения об одиннадцати известных европейцах, посетивших Петербург.



ДЖАКОМО ДЖИРОЛАМО КАЗАНОВА. Прославленный венецианский авантюрист, автор знаменитых мемуаров Джакомо Джироламо Казанова (1725 1798) в своих странствованиях не миновал России, где побывал в 1764 1765 гг. В 1765 г. Казанова посетил Петербург, где жил "на большой и красивой улице, что называется Миллионная".

В записках содержатся отдельные зарисовки петербургского быта, лишь однажды итальянец посвятил городу специальное рассуждение: "Только гений великого мужа, коему в радость обуздывать природу, мог замыслить возвести город, будущую столицу обширнейшей империи, в столь неблагодарном месте, где сами почвы противятся усилиям тех, кто тщится воздвигать на них каменные дворцы, кои строятся повсеместно с непомерными расходами...

Я предвижу, что и век спустя Петербург будет великолепен, но поднимется по меньшей мере на две сажени и потому огромные дворцы не рухнут за недостатком свай. Воспретят варварскую архитектуру, занесенную французскими зодчими, коим только и кукольные домики строить... и более не будут предпочитать Растрелли и Ринальди какого-нибудь парижанина Ла Мота, который изрядно подивил Петербург, соорудив дом в четыре этажа, где была та, по его разумению, великая достопримечательность, что было ни увидеть, ни догадаться, где лестницы".



ОБРИ ДЕ ЛЕ МОТРЭ. Француз, живший в Англии, путешествовал по Турции, Италии, Португалии, Швеции, Дании, Северной Африке. Издал в Лондоне два фолианта под названием "Путешествие по Европе, Азии и части Африки". Петербург посетил в 1726 г., чему посвящена в книге специальная глава. Обри де ле Мотрэ подробно описал город, быт и нравы его населения. Вот, например, характеристика Петергофа одна из первых в европейской литературе: "Примерно в 13 верстах далее на юго-восток находится Петергоф простой маленький дом, довольно регулярный и приятный. Он расположен чрезвычайно удачно на возвышенности, к северу обращен на обширный сад, находящийся вровень с ним. Этот сад обустроен несколькими очень приятными строениями, с колоннами, статуями, бюстами, живописными изображениями, выбрасывающими воду фонтанами. Есть цветник, здание в стиле храмов, летние дома, залы, гавани, и все это исключительно хорошо размещено. Когда спускаешься в этот сад от дворца по двум высеченным в холме величественным лестницам, по левую руку видишь прекраснейший грот, от него к подножию холма идет тройной каскад с несколькими статуями и фигурами из позолоченного свинца. От этого каскада начинается прорытый до моря глубокий канал, по нему сюда могут подходить яхты и другие суда".



ЛЮДОВИК ФИЛИПП ДЕ СЕГЮР. Французский дипломат граф де Сегюр с марта 1785 г. по сентябрь 1789 г. находился в России, где занимал пост представителя Франции при дворе Екатерины II. В написанных много лет спустя мемуарах граф де Сегюр немало внимания (более половины общего объема текста) уделил своему пребыванию в России, и в том числе в Петербурге.

Город произвел на Сегюра прекрасное впечатление: "Я был приятно поражен, когда в местах, где некогда были одни лишь обширные, бесплодные и смрадные болота, увидел красивые здания города, основанного Петром и сделавшегося менее чем в сто лет одним из богатейших, замечательнейших городов в Европе". В дальнейшем он уделяет главное внимание не архитектурным красотам, а "нравам и обычаям жителей северной столицы". Эти свои впечатления Сегюр подытожил так: "Петербург представляет уму двойственное зрелище. Здесь в одно время встречаешь просвещение и варварство, следы X и XVIII веков, Азию и Европу, скифов и европейцев, блестящее гордое дворянство и невежественную толпу".



АББАТ ЖОРЖЕЛЬ. Приехал в Россию при Павле I в качестве одного из представителей Мальтийского ордена. Оставил подробное описание Петербурга, систематизированное по разделам: "Набережные, каналы и улицы", "Религия", "Петербургский двор" и т.д. Жоржель назвал Санкт-Петербург одним из самых красивых городов мира. Он писал, в частности: "Мы не знаем ни одного города в Европе, который мог бы сравниться с Санкт-Петербургом по красоте и величию набережных".



ЖЕРМЕНА ДЕ СТАЛЬ. Знаменитая писательница Жермена де Сталь (1766 1817), дочь министра финансов при Людовике XVI, жена Неккера и заклятый враг Наполеона, побывала в России в 1812 г., когда, спасаясь от наступавших наполеоновских армий, она отправилась из Вены в Стокгольм через Россию. В Петербурге де Сталь пробыла около трех недель. Перед тем как быть принятой Александром I, знаменитая изгнанница познакомилась со всем европейским, что было в Петербурге той поры. Нарышкины и Орловы дали в ее честь великолепные празднества на островах.

Не оставив развернутого описания Петербурга, писательница высказала ряд отдельных суждений в связи со своим пребыванием в городе. Увиденные ею в Петропавловском соборе гробницы Петра III и Павла I послужили причиной рождения знаменитой фразы: "Правительство в России это деспотизм, ограниченный удавкой".



ГРАФИНЯ ШУАЗЕЛЬ ГУФФОЕ. Жена французского дипломата, фрейлина при дворе Александра I. В своих записках графиня передает впечатление от первого посещения Петербурга (1824 г.): "Мы приехали в первых числа июня, в эпоху, когда в этой северной стране нет ночей... Я была... поражена величественной и правильной красотой Петербурга, улицы которого широкие и теряющиеся вдали, обсажены деревьями и украшены тропами из граненого камня. В различных местах города виднеются каналы, окаймленные гранитными набережными, которые сообщаются между собой посредством красивых железных мостов. Дома, не имея величественного вида прекрасных парижских зданий, отличаются изяществом своих оконных рам из цельного стекла и с красивыми орнаментами. Кроме того, в Петербурге очень много замечательных зданий... Вечером, при умеренном освещении, которое не похоже ни на дневной, ни на лунный свет, но которое распространяет на предметы какой-то волшебный отблеск, вечером этот красивый пустынный город производил на меня впечатление панорамы... Если Петр Великий основал Петербург, Александр украсил его. Государь имел большую склонность к архитектуре, понимал в ней толк и очень любил строить. От императорского дворца до Невы вдоль Адмиралтейства расположен сад, состоящий из нескольких рядов тополей, он занимает такое большое пространство, что на нем можно было бы произвести смотр стотысячному пехотному войску. Нева окаймлена каменной набережной из розового гранита. Столь величественная, когда она спокойна, страшная в бурю, Нева представляет взорам волны сапфирового цвета".



ОНОРЕ ДЕ БАЛЬЗАК. Знаменитый писатель Оноре де Бальзак (1799 1850) посетил Петербург в 1843 г. Поселившись в аристократическом центре города, на Миллионной улице, Бальзак особенно полюбил прогулки по Дворцовой набережной и вдоль Зимней канавки. В одном из писем, посланных из Петербурга, Бальзак писал: "Угрюмый Берлин несравним с пышным Петербургом. Прежде всего можно было выкроить десятка два таких мелких городков, как Бранденбургская столица, из территории великого города обширнейшей из европейских империй, после чего ему бы осталось еще достаточно застроенного пространства, чтобы покрыть двадцать маленьких Берлинов, выкроенных из его бесконечных просторов. Но на первый взгляд Берлин кажется более заселенным, ибо я видел несколько прохожих на улицах, чего вы часто не увидите в Петербурге! Пространства застроены с расчетом выделить красоты города, и этой хитрости, вероятно, Берлин обязан впечатлением большей населенности, чем Петербург". Есть основание полагать, что Петербург навеял Бальзаку один художественный замысел, правда оставшийся неосуществленным. Памятники Петру I, изваянные Фальконе и Растрелли, место заточения царевича Алексея Петропавловская крепость, которую писатель ежедневно видел из окон, предание о необыкновенной судьбе полковой прачки Марты, ставшей российской императрицей Екатериной I, все это воплотилось впоследствии в план "Шекспировской трагедии" об "одиноком законодателе", окруженном со всех сторон врагами.

ГЕКТОР БЕРЛИОЗ. Знаменитый композитор Гектор Берлиоз (1803 1869) впервые посетил Россию в 1847 г., выступив с концертами в Петербурге и Москве. В мемуарах Берлиоз рассказал о своем пребывании "в этой гордой северной столице, называемой Санкт-Петербургом", о том, с каким восторгом отнеслась публика к его выступлениям, о встречах с графами Виельгорскими, "чей дом в Петербурге маленькое министерство изящных искусств". Вторично Берлиоз посетил Россию в 1867 1868 гг.



АЛЕКСАНДР ДЮМА. Прославленный романист Александр Дюма (1802 1870) совершил путешествие в Россию в 1858 1859 гг. по приглашению известного мецената Г.А.Кушелева-Безбородко. В Петербурге Дюма провел полтора месяца (22 июня 3 августа 1858 г.), остановившись в доме Кушелева-Безбородко напротив Смольного монастыря. Дюма оставил одно из самых подробных и красочных описаний Санкт-Петербурга той поры, каким его увидел иностранный путешественник. В записках Дюма не только зарисовки города, но и многочисленные "исторические этюды", посвященные различным эпизодам русской истории, связанным с Петербургом. Особенное впечатление произвели на романиста белые ночи, всю красоту которых он наблюдал в первые же дни своего пребывания в городе. "Если бы не обед, мы никогда бы не поверили, что уже шесть часов. Если бы не свечи и лампы, зажженные по обыкновению, мы бы в полночь поклялись, что сейчас шесть часов. Ничто на свете, дорогие мои читатели, не поможет вам представить себе июньскую ночь в Санкт-Петербурге ни перо, ни кисть. Это какое-то наваждение. И если предположить, что Елисейские поля в самом деле существуют и что над ними разлит серебристый свет, то вот у здешнего света тот же самый оттенок, какой должен быть при хорошей погоде в царстве мертвых. Вообразите себе, что все вокруг вас жемчужное, переливается опаловыми отсветами, но не так, как бывает на рассвете или в сумерках: свет бледный, и все же в нем нет ничего болезненного, он озаряет предметы сразу со всех сторон. И ни один предмет не отбрасывает тени. Прозрачные сумерки, не ночь, а лишь отсутствие дня, сумерки, но все предметы вокруг легко различить, словно наступило затмение солнца, но в душе нет смятения и тревоги, как бывает во всей природе при затмении: лишь освежающее душу молчание, радующий сердце покой, тишина, к которой все время прислушиваешься: не раздается ли ангельское пение или глас Божий! Любовь в такую ночь была бы вдвойне прекрасной!"



ТЕОФИЛЬ ГОТЬЕ. Друг и соратник в литературной борьбе В.Гюго и О.де Бальзака, Теофиль Готье (1811 1872) вошел в историю литературы как незаурядный лирический поэт, автор большого числа романов, повестей и рассказов и как влиятельный литературный, театральный и художественный критик. В Россию Готье приезжал дважды. В первый раз он посетил Петербург и Москву, собирая материалы для серии альбомов "Художественные сокровища древней и новой России" (издание завершено не было). Это путешествие оказалось довольно длительным. Писатель выехал из Парижа 15 сентября 1858 г. и вернулся домой 27 марта следующего года. Второе путешествие пришлось на август сентябрь 1861 г.. На этот раз Готье побывал на Волге и на Нижегородской ярмарке. В отличие от А.Дюма, Готье увидел Петербург не в пору белых ночей, когда сама природа способствует незабываемому впечатлению, а в более прозаическое время года. Однако Готье, как и подобает писателю романтического направления, увидел волшебство и в зимнем Петербурге: "Зима в России обладает особой поэзией, ее суровость восполняется красотой, чрезвычайно живописными эффектами и видами. Снег покрывает серебром золотые купола Исаакия, подчеркивает сияющими линиями антаблементы и фронтоны, вкрапляет белые штрихи в бронзовые аканты, покрывает сияющими точками выступы статуй и магическими перестановками меняет все сочетание тонов. В таком виде Исаакиевский собор приобретает очень русский характер. Он восхитителен по цвету: то, одетый в белую шапку, он вырисовывается на фоне пелены серых облаков, то силуэт его возносится к бирюзово-розовым небесам, сияющим в Санкт-Петербурге, когда мороз сух и снег, или стеклянный порошок, скрипит под ногами. Иногда, после оттепели, ледяной северный ветер в одну ночь сковывает на теле монумента влагу на граните и мраморе, сеть жемчуга, более тонкого, более округлого, чем капли росы на растениях, покрывает гигантские колонны перистиля. Красноватый гранит становится самого нежного розового цвета и по краям воспринимает бархатисто-персиковый, или цветов оливы, цвет. Он преображается в неведомый материал, похожий на драгоценный камень из которого мог бы быть построен небесный Иерусалим. Замерзший кристаллами пар покрывает здание бриллиантовой пылью, которая отбрасывает огоньки и искорки, когда луч солнца коснется его, словно это собор из драгоценных камней в граде Божием.

Каждый час дня создает свой мираж. Если смотреть на Исаакиевский собор утром с набережной Невы, в ореоле молочно-розового свечения он кажется аметистовым и топазовым. Молочный туман, стелющийся у основания храма, как бы отделяет его от земли, собор будто плывет на облаках. Впрочем, при определенной игре света с угла Малой Морской, когда окна собора пронизывают лучи солнца, он кажется пылающим изнутри пожаром. Оконные проемы ярко горят на темных стенах. Порою, во время туманов, когда небо низко нависает над землей, облака спускаются на купол, покрывая его, точно вершину горы. Однажды я наблюдал удивительную картину: купольный фонарь и верхняя половина купола исчезли в белом тумане. Облако, своей ватной массой скрывая золотую полусферу купола, придало собору видимость здания необычайной высоты, словно это была Вавилонская башня. В других краях ночь набрасывает свой непроницаемый креп на весь город. Здесь же она не в силах совсем погасить Исаакий. Его купол всегда виден под черным балдахином небес, сияя бледным золотом, словно огромный полусветящийся пузырь. Никакой мрак, даже темень самых беспросветных декабрьских ночей, не может его погасить".



КНУТ ГАМСУН. Знаменитый норвежский писатель, лауреат Нобелевской премии в области литературы (1920 г.), Кнут Гамсун (1859 1952) оставил рассказ о своем путешествии на Кавказ "В сказочной стране (Переживания и мечты во время путешествия по Кавказу)", где есть и несколько страниц, посвященных Петербургу. "На девятнадцати болотистых островах, около двухсот лет тому назад, Петр основал большой город. Нева, с ее рукавами, омывает его со всех сторон. Город самым причудливым образом разорван на несколько кусков. В нем смешаны самые разнообразные стили: громадные, роскошные здания в западноевропейском стиле чередуются с византийскими куполами и очаровательными особняками. Тут и там стоят тяжелые здания музеев и картинных галерей, но громадные частные дома также выделяются на солнце и гордо высятся на видных местах. Поднимался разговор о том, чтобы перенести город на более сухое место, но это было бы то же самое, если бы предложили перенести на другое место всю Россию. Есть в Петербурге здания, которые невозможно перенести: Зимний дворец, Петропавловская крепость, Эрмитаж, храм Воскресения, Исаакиевский собор. Но Петербург сам собою переносится на новое место, как и вся Россия: он все расширяется, становится все больше, больше..."

Инфа С) интернет. Старинные виды Петербурга отсюда: http://www.petersburg-tourism.com/?p=7&lang=ru
Попробуйте узнать где именно эти места ))) специально не подписывал. Ответы под ссылкой выше.
Tags: Санкт-Петербург, история, легенды Питера, личности
Subscribe
promo pantv march 8, 2015 20:32 6
Buy for 30 tokens
Добро пожаловать! Мое ПРОМО стоит всего 30 жетонов + всегда стараюсь зайти и написать коммент человеку взявшему мое промо. Некоторые мои избранные посты...
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments