ПАВ (pantv) wrote,
ПАВ
pantv

Category:

Начало службы в Сковородке (мемуары)



В часть мое семейство прибыло утром. Шел  сильный дождь.
В соединении меня не ждали, но должность легко нашли, правда не майорскую (какая была нужна) а капитанскую. В итоге, я прибыл на ту же должность с какой убывал на  Дальний Восток, хотя должен был на вышестоящюю. Служить предстояло в обычном артиллерийском полку, в мотострелковом соединении - 115 гвардейской дивизии с народным названием "Мерзлая голова". Дивизия была боевая - единственное воинское подразделение (кроме погранцов) на 300-т км участке китайской границы, что является абсолютным мировым рекордом (особенно по советским временам). Наверное по этой причине дивизия была ссыльная и забытая не только высоким начальством, но и закормами Родины. Последнее, учитывая её местоположение, в принципе, и не удивительно...



Удивляться там приходилось часто. Когда я стал принимать технику, то несказанно удивился её внешнему виду. Она была зеленая, но с большими коричневатыми проплешинами. На одних машинах проплешин было больше, на других меньше. Я решил, что технику и орудия просто долго не красили. На самом деле, за два года, от перепада температур зимой (зимой днём из-за солнца, краска снаружи могла нагреться до плюсовой температуры, несмотря на мороз в 25 градусов, а ночью столбик термометра нередко опускался до минус 60, зеленая краска сразу же приобретала коричневые оттенки.

     

Зимой становилось страшновато. Жилые дома (панельные пятиэтажки) выглядели маленькими оазисами тепла – с крыш и стен в небо постоянно валил пар. Это было видно со стороны. Городок стоял автономно. Воду для домов качала станция подъема воды, за которую отвечал наш дивизион. Там постоянно что-то ломалось. При отключении электричества, необходимо было запустить дизеля станции в течение трёх минут. Иначе вода в трубах в трубах могла замерзнуть.

Если завести дизеля не получалось, то наш полк поднимался по тревоге. Каждый офицер брал паяльную лампу, бежал к своему участку трубы и грел её открытым огнем. Командир ходил с винтовкой и в проблемных местах простреливал трубу – легче забить затычкой маленькие дырочки, чем заменить целый пролет треснувшей трубы. Нередко после выстрела, из пулевых отверстий лёд вылезал розочкой.

Без тепла в батареях, городок мог просто замерзнуть. У многих дома были буржуйки (на всякий случай), но сомневаюсь, что при морозе в 60 градусов (ночами были и такие температуры) они сильно помогут. Углы в квартирах и так постоянно покрывала изморось.


Жена Анна с младшим сыном Ваней.

Окна в квартирах законопачивались, затем на них набивали целлофан (для утепления). На балконные двери набивали солдатские одеяла.

Один дом был аварийным. В одной его половине жили, а вторую подпирали рельсы, он наклонился после землетрясения.

Зимой скорая помощь из города к нам не приезжала. Не могла подняться в горку - скользко, крутая она была. Поэтому если болел ребенок были проблемы (для военных был санбат). Однажды я был на учениях, а у сына что-то с горлом случилось, гланды такие вылезли, что задыхаться стал ночью. Жена с ним намаялась пока до больницы добрались. Хорошо наша дежурная машина отвезла.

С электричеством тоже были проблемы. В домах, на электрощитах предохранителей не имелось. Они быстро горели и вместо предохранителей обычно использовались толстые гвоздики. Дома, многие включали самодельные обогреватели. Изготавливался обогреватель просто. Брался толстый металлический прут (аля лом), опускался на кирпичи, на концы присоединялись провода. Грел обогреватель хорошо, пока не сгорала электропроводка. Пожары случались с завидным постоянством каждую зиму. Но самопальные обогреватели всё равно не переводились, тем более что за электроэнергию почти все платили по тарифу.



Иногда, в дивизию приезжали пожарные инспекции. Их очень не любили, так как по закону подлости, именно после их прибытия начинались серьёзные пожары. Мистика… сначала сгорела псарня у караульного помещения. В следующий приезд комиссии (почти через год) сгорел магазин, ещё через год приказала долго жить бытовка в одной из казарм. В последнем случае, перед приездом пожарников в неё поставили утюги и по халатности забыли спрятать на ночь. Солдаты успели от утюгов отвыкнуть, на радостях принялись гладить все что ни попади и один из них забыли выключить. После отъезда пожарной инспекции жизнь быстро вставала на круги своя и пожары больше не случались. До следующего их приезда.

Части соединения стояли компактно. Несколько трехэтажных зданий вокруг плаца. В одной казарме, над головами друг у друга проживало несколько частей. Этаж – полк. Когда-то дивизия занимала два военных городка, но когда СССР развалился, начались проблемы с комплектованием. Коснулись они и Сковородинскую дивизию. Солдаты регулярно убывали в запас, а новые приходили очень редко. Зимой стало некому обслуживать такую большую территорию. В критический момент, командир дивизии принял решение и, чтобы не потерять все здания, собрал людей в один городок. Он приказал оставить часть территории занимаемой дивизией – две большие трехэтажные казармы, штабы, столовую, клуб, кочегарку, и различные вспомогательные здания. В оставленных зданиях слили воду и они стояли со всем зазиндивевшим имуществом, без людей всю зиму. Позже туда так и не смогли вернуться. Солдат не прибавлялось. Потихоньку, все кому не лень, стали здания разграблять. Там полопались трубы, местные бичи поснимали стекла, батареи, унитазы, уволокли столы, кровати, двери.

Первое время воров ловили. Выставляли караулы, наряды, патрули. Затем, поняв, что тягу народа к халяве не задушить, расслабились и на городке окончательно поставили крест. В конце 90-х, когда людей опять стало много и части принялись потихоньку разворачивать, городок было уже не реанимировать.



Сковородино. Ванюшка с котом Тимоном.



А это Ванюша и кот Тимон. Любили они друг друга... не разлей вода... :)))

Вечера проходили здорово. Приходили наши друзья. Мы смотрели вместе видео фильмы, обсуждали, играли в карты, смеялись над детворой. Аня много пекла. Пирожки с сосисками были любимым блюдом. Сосиски разрезались на 4 части, для массовости ))) иначе быстро съедались. Еще любили делать картошку фри во фритюрнице. Была своя печка для выпечки хлеба. Разные рецепты были, как из говна конфеты делать и т.п.
Денег почти не платили. В магазинах отоваривались в долг. По записи в тетради. Зарплату иногда задерживали по пол года.



Старший сын Вася и его класс перед школой №1. Первой и последней в военном городке. Сын в последнем ряду крайний слева.

В одно засушливое лето (в Сковородино все "летЫ" были засушливые), рядом с частью горела тайга. Сильно. В принципе, тайга горела каждое лето, но в этот раз, как назло, ветер постоянно дул в нашу сторону. Дышать было проблематично. Причем с каждым днём, проблематичность становилась всё сильнее. Укрыться от дыма было невозможно. Приедешь в город, а он полупустой. Народ во влажных повязках. Женщины забирали детей и бежали к мамам, подругам, знакомым – куда угодно, лишь бы на поезд и подальше от дыма. У спекулянтов, билет стоил три номинала, уехать было почти нереально. А нам, военным, ещё и некуда. Кто будет Родину защищать? Некоторые бойцы не выдерживали ответственности и ударялись в бега. В город. Их ловили, стучали по головам и возвращали. Было тревожно, а спать просто страшно было. Казалось… и не проснешься. Есть не хотелось, да и не лезло ничего, кроме водки. Так продолжалось около недели. Пока пожар не потушили и дым не пошел на убыль. Голова потом сильно болела. Привыкла к дыму, а тут свежий воздух…


Этот дом в городке называли Китайская стена )))



Сковородино. Ванюшка на собаке друзей Дусе

В Сковородке Ваня сильно обжегся. Вылил на себя заварочный чайник... причем только что заваренный. Хотел помочь, хотя его не просили. Я вообще заметил, что дети очень хорошо помогают, пока от их помощи больше вреда. А вот, как только подрастут, и руки начнут становиться не кривыми, помогать уже не торопятся )))

Я очень боялся, что от ожога могут остаться шрамы. Кожа слезала, как целлофановая обертка с колбасы... ужас. Ванюшка терпел, как партизан. К счастью, капустный лист и облепиха сделали свое дело. Зажило все, как на щеночке. Быстро и без следов.



Это наше фото с пикника у местной реки Невер.



ЧП у нас случались почти еженедельно. То солдаты друг друга порежут, то пьяным кто ни будь упадет в сугроб и прощай навеки… то пойдет в тайгу на охоту и сгинет.

Большинство недоразумений происходило во время охоты. Зверья было море. Козы, белки, зайцы, даже медведи бродили вокруг городка табунами. Каждый выход на полигон обязательно сопровождался охотой. Было что вспомнить.
Во время одного весеннего выхода, я наткнулся в тайге на здоровенный, дымящийся, вонючий муравейник. Он доходил мне почти до колена. О том, что это совсем не муравейник я определил по вытянувшимся и побледневшим лицам старожилов. Оказалось – медвежий помет. Очень свежий. Даже горячий. Возвращались, мягко говоря, спешным шагом. Вспотели насквозь.



На охоте мне всегда не везло. Да и жалко было зверюшек убивать. Одну козу откровенно простил. Но без трофеев даже я не остался. Вечером, внезапно закончилась водка и мне, как самому трезвому, выпало ехать на УАЗе в поселок водки докупить. Пока ехали, в свет фар выскочил заяц. Как солдат не пытался от него увернуться, мы его всё равно задавили. Вернулись с водкой и упитанным трофеем.



Однажды на охоте, утомившись сидеть в засаде и решив завершить это гиблое дело и выстрелил в шишку на дереве. Вдруг, рядом кто-то закричал: "Не стреляйте! Не стреляйте!". Я, конечно, воздержался… но когда чуть ли не из под дерева вылезла какая-то бабка… матерился страшно. В душе. Оказалось, она шепотом ягоды собирала. Одна. Каким образом ей удалось так тихо к моей засаде подойти, ума не приложу. С тех пор на охоту не ходил и засад не устраивал. Зарекся. Тем более что несчастных случаев каждый год было несколько.

Случалось, что и специально стреляли друг в друга. Два кадра с пехоты из-за любимой женщины, которая никак не могла определиться, кого из них любит сильнее, устроили дуэль. Один старлей, второй капитан. Стрелялись метров с 50, с охотничьих ружей пулей. Сделали по два выстрела, пока один не умудрился попасть. К счастью не убил, но лёгкое сопернику продырявил. Из армии его оперативно уволили, срок получил условно.



Из трагичного. Двое парнишек восьмиклассников, без спроса взяли отцовские ружья и решили поохотиться. Пошли втроем. Третьим был сержант – контрактник. Один из парней ружье на предохранитель не поставил. Споткнулся и выстрелил картечью в затылок и спину впереди идущему. Тот умер не сразу. Некоторое время молча лежал и смотрел в небо. Мог разговаривать. Говорил не больно совсем, только холодновато. Контрактник перевязал раненого, оставил их вместе (одного умирающего, второго в глубоком шоке от содеянного), а сам побежал за помощью в городок. Когда врачи прибыли на место пришествия, то нашли два трупа. Один скончался от смертельного ранения в голову, второй застрелился сам. Ребята были друзьями.

Но больше всего меня поразил зампотыл дивизии. Целый полковник, который воспылал любовью к дельтапланеризму. Сам бывший десантник, зампотыл неоднократно прыгал с парашютом и высоты не боялся. Из отпуска привез дельтаплан. Купил в Москве в магазине. Дорого. Импортный. Но говорили, что немного его усовершенствовал.



Мест для реализации подобных безумных идей в Сковородке было море. Рядом со штабом дивизии была шикарная сопка. На неё можно было легко подняться, она была не сильно высокой. С одной ее стороны было небольшое озеро, но там мешали деревья, а вот сторона выходящая на штаб дивизии и жилой городок являлась практически отвесной.

В ближайшее после отпуска воскресение, зампотыл решил испытать дельтаплан. Дважды прыгнул с крыши двухэтажного дома. Приземлялся удачно, даже планировал дольше, чем хотелось бы – второй раз чуть в соседний дом не врезался. Тогда, окрыленный успехом, он залез с дельтапланом на сопку.

Помахал зампотыл зевакам рукой, разбежался и на глазах своей жены, сына и нового дивизионного наряда камнем рухнул вниз. Почему – знает только он и его усовершенствованный дельтаплан. Наверное порыв ветра был сильный. Спасти зампотыла не удалось. Переломал все кости. Врач сказал, что погиб мгновенно. Дельтаплан почти не пострадал...



Должность я получил майорскую через год. Зам начальника штаба полка. Когда ушел начальник штаба и за него оставался. Ниже на фото мы моего майора обмываем ))) это я уже употребил полную солдатскую кружку водки 250 грамм за раз со звездочками на дне. Еще пара тостов и скоро почти все забуду.



Подробно писать про свою личную жизнь писать не хочу. По крайней мере, пока. Все было сложно. Аня была вынуждена уехать совершать обмен нашей комнаты в коммуналке на квартиру, готовить быт на гражданке. А я за пол года одинокой жизни немного загулял. Влюбился, сам не заметил как. Когда она вернулась, все вскрылось, городок ведь маленький. И в результате мы с ней развелись. Самое смешное, что уехали они обе. Сначала к маме Аня, а затем и вторая к маме. И две семьи развалились.





В результате я пожил «один» около года, вкусил, так сказать, бесшабашного холостяцкого быта по полной… оценил плюсы и минусы… в подробности вдаваться не буду.



Это уже фотки с учений... сейчас я уже сильно изменился )))



На пенсию в Сковородино оставаться никто не хотел (понятно почему) хотя были и такие. Все служили свой срок на дальнем Востоке 10 лет, а потом хотели перевестись. Кадровики каждый год присылали списки на перевод. Чем больше ты лет отслужил в Сковородино, тем больше шансов попасть в хорошее место. Писали рапорта пенсионеры для службы на три места - основное и два запасных. Предположим, писали Московский округ, Ленинградский и т.п. А им приходили предложения перевестись в Забайкальский или в Чечню.  И оставался такой служака еще на один год, с обещанием что в следующем году он будет в очереди выше новичков и т.п. Некоторые так служили в Сковородино по 15 лет, а некоторые там и оставались.



На мое счастье, в то время появилась возможность уволиться через окончание контракта.  Не подписал контракт и уволился. Хотя все равно вышло мучительно долго. Денег для расчета с уволенными у Родины не было. Мой контракт закончился, а денег нет. Сижу - КуРу... и не неделю сидел и не две, а больше.

Некоторые в ожидании денег провели почти год. А тут как раз кризис через пару месяцев грянул 1998-го года. Доллар стоил 6 руб, а стал стоить 28 руб. Помните это веселое время?

И деньги у Родины сразу нашлись. Быстро всех рассчитали и попросили быстро освободить служебные квартиры. Пришлось неделю жить у знакомых в прикормышах.

Я поехал в Москву. Ехать предстояло неделю и было страшно что рубль рухнет еще сильнее. Поэтому я купил на все деньги, что дала Родина доллары, примерно на 100 000 руб по курсу 1 к 35. Такой у нас там был курс. Пока я доехал в Москве, доллар успокоился и просел и их можно их продать только по 22 руб. Такой вот у меня получился краткий курс рыночной экономики... )))

Удачи ВАМ! И не жить в эпоху перемен, хотя русскому человеку сие не грозит)))
Tags: армия, мемуары
Subscribe
promo pantv march 8, 2015 20:32 6
Buy for 30 tokens
Добро пожаловать! Мое ПРОМО стоит всего 30 жетонов + всегда стараюсь зайти и написать коммент человеку взявшему мое промо. Некоторые мои избранные посты...
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 69 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →